Tags: Текст

Это важно

Я думал о совете, который учит не тратить время на неважное, ещё до того, как Максим Ильяхов написал «Открытку любителям поспорить».

Это очень хороший совет. Благодаря этому совету работают бизнесы, делаются дела, человечество идёт вперёд. Таким ребятам, как я, стоит прислушаться к совету, иначе можно месяц задрачивать на расстановку точек в «a. m.» и «p. m.», которая никого не ебёт. Из-за неважного можно забыть сделать важное, что полный бред.

Это очень хороший совет, он работает, он полезен. Но я его не уважаю. Как я ни старался — не могу. Я уважаю позицию «у нас дедлайн, поэтому вот эти вещи мы не сделаем», я уважаю «мы это принципиально делать не будем», я могу понять, когда человек просто не видит проблему, но «мы это не делаем, потому что это неважно» я уважать не могу. Это снобизм, я понимаю, но мне физически неприятно слышать этот совет, тем более не хочется передавать его кому-то. Получается, человек видит хуйню, знает, как сделать лучше, имеет для этого ресурсы, но не делает, потому что — не важно. Да важно, блять, важно! Раз ты видишь, что хуйня, значит, важно исправить.

Да, что-то влияет сильно, что-то слабо. Да, задротство может отвлечь от сути. Да, не все могут быть настолько охуенными, чтобы и дело сделать, и в деталях всё задрочить. Но задротство в деталях делает из хорошей вещи великолепную. А делать хочется великолепные вещи.

Да и кто решает, что важно, а что нет? Если мы будем задрачивать и принципиально писать «Эпл» и «твитер», а не «Эппл» и «твиттор», наше написание попадёт в словари, все начнут писать одинаково и это повлияет на язык, упростив его, это не важно?

Мне кажется, внутри у человека должен быть уровень, который он просто не позволяет себе переступать. Просто нет и всё. Будем сидеть и дрочить мелочи, просто потому что иначе не можем. Зато не стыдно.

Задротство — риск. Можно слить на него все ресурсы. Не делать неважное безопаснее. Но когда получается и задрочить, и дело сделать, все говорят «ах, как круто» и покупают.



P. S. Наверняка в моём тексте есть ошибки, которых я, к сожалению, не вижу. Но это же неважно, да? Или важно-таки? :-)

 

Приёмы работы с текстом Максима Котина

Максим Котин написал книгу «И ботаники делают бизнес» (ссылки нет, потому что я не читал). На съезде Додо, где я сейчас нахожусь, Максим прочитал лекцию. Начало я пропустил, но несколько интересных приёмов работы с текстом записал.

Рассказать маме. Перед тем как писать историю её рассказывают маме, жене, другу. Важно, чтобы с человеком были близкие отношения, стеснение и формальности не должны мешать выражать мысли. Когда рассказываешь, слушаешь себя, а потом используешь свой же рассказ, чтобы написать текст.

Интересно, что я уже года два неосознанно использую этот приём, когда пишу посты или советы. Я чувствую, когда речь заходит о теме, про которую хочу написать, и стараюсь ответить подробно, сформулировав мощные фразы, придумав названия.

Деталь и подробность. Подробность — это какой-то факт, польза которого для читателя невелика. Как бы факт и факт. Например, тут на съезде красивая природа, деревянная гостиница в гостинице, ребята вчера играли в фрисби оранжевого цвета. Всё это подробности. Ну узнали вы об этом, ну и что.

Деталь — характерная, особенная подробность, которая работает в сторону пользы. Пример Максима: Он писал о провинциальном городе. Провинциальные города похожи, о них можно написать много подробностей: маленькие улицы, мало людей, тишина. Всё это не показывает характера. И вот в одном из магазинов Максим увидел настоящую деталь: продавщица ела за прилавком суп. Представить такое в большом городе невозможно. Эта деталь сразу показывает всю провинциальность города, она неожиданная и интересная.

Деталь о съезде Додо: комары мешали Максиму Котину вести лекцию в конгресс-холле.

Хорошие писатели замечают детали и опускают подробности.

Если скучно писать, будет скучно читать. Для меня этот принцип работает железно. Самый популярный пост в моём блоге «Что значит „сделать“». Я написал его на одном духу, когда разозлился на ребят, с которыми работал.

Прикольно чё :-)

UPD
Надежда Шапиро о деталях в произведениях Чехова:

Спиздил у Саши Волковой

Грубая сила: ё

Не стоит сбрасывать метод грубой силы со счетов. Если не получается придумать умное решение, можно пробить стену головой. Иногда это неплохо работает. Но учтите, на голове будет шишка.

Рассмотрим применение метода грубой силы к правильному написанию буквы «ё».

Иногда мне кажется, что я болею дислексией. Бывает, что я в упор не вижу ошибку внутри слова. Найти пропущенную букву «ё» с такими способностями непросто. Поэтому я использую приём, которому меня научили, — читаю все слова с «ё».

Делается это так. Написав текст, я загружаю его в блокнот. Потом поиском подсвечиваю все буквы «е»:

А затем читаю текст, произнося про себя вместо «е» букву «ё». В голове это звучит примерно так:

Если слово получается кривым, типа, «Ёлизавёта», значит всё хорошо. Но если слово читается нормально, например, «пришёл», в голове тут же срабатывает стоп-кран: «Внимание, пропущена буква „ё“», и я её с большим удовольствием исправляю.

Ну и свежая версия ОРФО — замечательная штука, она умеет подсвечивать ошибки с «ё», правда, не для всех слов: orfo.ru

Как ещё применять метод грубой силы?

Как скопировать текст из Киндла

Амазоновцы извращенцы и не дают копировать текст из книжек. Пару раз я мучился, запуская поиск в Гугле и собирая фразу по кусочкам.

Но есть способ получше: делаете в Киндле заметку, а потом заходите на kindle.amazon.com/your_highlights и копируете текст как белый человек.

Scott as “always the naval gentleman,” whose tent mates stood so much in awe of him that, in a blizzard or dangerous cold, they would go outside and brave excruciating discomfort to perform their natural functions—even modest urination—or not to do them at all, rather than use a corner of the tent which, during intolerable weather, was common practice on the expedition.

Универсальный способ позиционирования текста в прямоугольнике

Должно быть вам известно, что в своем «Облике книге» Ян Чихольд (вики) заново открыл способ гармоничного расположения текста, основанный на делении страницы на девять частей.


37signals.com/svn/posts/2467-jan-tschichold-on-the-perfect-way-to-lay-out-paragraphs-pages-and-books

Однако, открытие Яна годится не только для печатных изданий. Это правило можно смело применять в любых случаях, когда надо расположить текст внутри прямоугольника.

Так как у монитора нет корешка, то боковые поля можно оставлять одинаковыми, но по вертикали: нижнее поле должно быть раза в два больше верхнего.

Пример:

www.artgorbunov.ru/bb/modular/vitruvianman/