Tags: Система

Еженедельные итерации в Стартап-школе Комбинатора

Смотрите, какая красота. В комбинаторовской школе нужно каждую неделю заполнять такую форму, рассказывая о прогрессе. Называется «апдейт»:

Тут прекрасно всё. Во-первых, всё это трекать нужно обязательно каждую неделю (а то выгонят). Во-вторых, тут собраны самые важные поля: 

  • основной показатель успеха (у меня это пока WAU, хотя лучше всего доход), 
  • поле для количества разговоров с пользователями и клиентами, если вводишь мало тебе пеняют, что это важно,
  • задачи на неделю,
  • всякие инсайты,
  • и в конце — мораль.

Признаюсь, я поражён, эти поля полностью соответствует моим собственным еженедельным отчётам про личный рост. Даже их «мораль» у меня есть и называется «счастье». Про эти еженедельные отчёты я рассказывал в видеосовете:

Но у Комбинатора, конечно, лучше, потому что есть система и база. И из апдейтов они строят общий прогресс:

И ещё письмами пинают заполнять:

Не забывайте юзать Конспект, вдруг нам повезёт и мы получим грант :-)


Кнопка «Не сделать» — решение домашки о потоке задач

Итак в конце прошлой недели я опубликовал менеджерскую домашку о потоке задач. Напомню задание:

Вы менеджер. У вас есть команда, которая работает недельными итерациями. Предложите, как организовать работу над потоком задач от понедельника до понедельника так, чтобы к понедельнику все задачи были сделаны, а если сделать объективно не получается, чтобы было принято наилучшее возможное решение.

Когда я писал задание домашки, у меня и близко не было решения. Но как только я сформулировал задачу текстом — решение появилось моментально, так что я не постеснялся посмотреть ответы читателей.

В одном из ответов Женя Арутюнов предложил своё решение суть которого в «последовательной, осознанной и трудоёмкой работе. Выполнять эту работу — и есть решение».

Согласен с Женей. Нужна система принципов и нужно постоянно работать, чтобы их внедрить. Это то, что я предлагаю на курсе. Это то, чем занимается бюро всё время — если любопытно, загляните как-нибудь в Коворкафе, когда там будет Артём Горбунов, и понаблюдайте, как он корректирует работу бюрист (это как бариста, но в бюро).

Однако я верю в инструменты. Человек без инструментов может очень мало. Попробуйте сделать в стене дырку для розетки. Без такой вот херни и электродрели вам будет очень скучно:

Моё решение — набор инструментов менеджера:

Кнопка «Не сделать». Все инструменты управления задачами уделяют огромное внимание сделыванию. Там всегда есть галочка, кнопочка, чекбоксик. И разные приколюхи, поощряющие сделывание. Вот из Асаны, например:

А что предлагают инструменты, когда задачу не сделал? Обычно — ничего. Чтобы просрать задачу очень часто вообще ничего не нужно, просто не отмечаешь галочку. Не удивительно, что люди теряют не сделанные задачи.

Я предлагаю добавить кнопку «Не сделать». Человек должен принимать осознанное решение, что вот эту вот задачу он просрал, и нажимать специальную кнопку:

Нажатие на эту кнопку избавит от проблемы «ой, точно, я забыл чёт». Менеджеру останется ввести «тупое правило» — к следующему понедельнику по всем задачам всем надо нажимать или кнопку «сделал» или кнопку «не сделал». Установить такой порядок, я думаю, будет не сложно.

Советы. Окей, у нас есть кнопка «Не сделать». Это этого маловато. Кнопка решает часть проблем, но не все. Мы же на самом деле хотим, чтобы задачу сделали, если, конечно, она вдруг не потеряла смысл. Поэтому при нажатии «Не сделать» наш инструмент должен помогать сделать — давать советы. Что он может предложить? 

Ну, во-первых, можно попросить помощи. О том, что задача не сделана может (должен?) узнать менеджер, старший специалист или коллеги. Они могут помочь сделать или дать совет.

Во-вторых, система могла бы предложить пофлексить. Если совсем размечтаться, она могла бы анализировать задачу и предлагать конкретный вид флекса. В игре «Проект» из книги, есть очень примитивный пример подобной системы советов — если задача не сделана, тебя спрашивают, как быть — забить, попилить ещё или пофлексить:

Скриншот игры «Проект» из книги «Управление проектами, людьми и собой»

Чекины. Окей, у нас есть кнопка «Не сделать», советы и уведомления при её нажатии, но и этого мало. Допустим чувак просрал что-то и в пятницу в 20:00 нажимает «Не сделал». И что? Неделя закончилась, все разошлись по домам, задача так и останется не сделанной.

Чтобы заранее узнать о проблеме и помочь, менеджеру нужно узнать о возможной проблеме как можно раньше — среди недели. Для этого нужна ещё одна кнопка.

Когда наш менеджер проводит планёрку в понедельник, он просит ребят сделать прогноз: «Ты это сделаешь за неделю?» А человек предполагает: «Сделаю!» Когда работа начинается, прогноз меняется. Обычно в худшую сторону. Поэтому система должна спрашивать чувака каждый день «Вот ты сказал, что сделаешь. А сейчас что думаешь, сделаешь?» А чувак должен снова отведать — «Сделаю» или «Упс, уже не сделаю». И если он изменил своё мнение, об этом должен узнать менеджер, который может помочь. Ну и, конечно, система тоже может помочь советом, см. выше.

В ограничениях домашки сказано, что новых встречь и людей добавлять нельзя. А кто и когда будет спрашивать каждый день? Слава богу, Бейскемп уже давно придумал чекины. Это как скрам-собрание, но никто не собирается, а пишет, чё как:

Пример чекина из бейскемпа

У бейскемпа в чекинах вопросы, а у нас будет список задач, по которым надо подтвердить ожидания.

Замечу, что это кардинально отличается от бесящего «фоловинга», когда ты как мудак получаешь сообщение о любой хуйне, связанной с задачей.

Протухание задач. Как бы мы ни старались, к началу новой недели останутся несделанные задачи. Инструменты, описанные выше, помогут а) уменьшить количество не сделанных задач, б) сделать несделанность осознанной. Но что-то всё равно просрётся. Что делать с этими задачами?

Ответ: они должны протухнуть. То есть если у нас где-то был список задач на неделю, всё несделанное должно оттуда исчезнуть и переместится в специальный ящик для отстоя. Все задачи в этом ящики должны быть очищены, от тегов приоритета, ответственных. 

Во время планирования очередной недели новые задачи можно взять из этого ящика и снова запланировать. А можно и не брать. Заниматься «воскрешением» задач должен менеджер. Если задача не сделалась и никто о ней не вспомнил, то и хуй с ней. Таким образом у нас каждую неделю будет нулевой инбокс.

Статистика. Если описанная выше система будет компьютерной, то появится возможность показать сотрудником как они принимают решения и оценивают задачи. Сколько обещают, а сколько реально сделывают. В какой момент в неделе они понимают, что ошиблись с оценкой. Менеджеру система сможет показать, сколько задач берётся в работу, сколько сделывается, сколько флексится.

Итого. У нас в системе появляется процесс, когда каждый чувак каждый день отмечает, уверен ли он всё ещё, что сделает задачу или нет. И если нет, менеджер и прочие заинтересованные об этом узнают и приходят на помощь, если нужно. Плюс несделанные задачи протухают. И всё это сдобрено статистикой, которая помогает видеть проблемы.

Такие дела.

Треугольник, который должен быть в основе сильного продукта и бизнеса

О книге Роберта Кийосаки «Богатый папа, бедный папа» вы, наверно, слышали. Но Роберт написал ещё стопицот. Все они вроде про то же самое, во всех многовато воды и «бизнес-молодости», но есть и интересные штуки. Одна из них бизнес-треугольник. Роберт называет его © B-I-Triangle®™. Задержите дыхание. Приготовьтесь. Вот он!

Пиздец, знаю. Но не спешите проходить мимо, он классный, сейчас я вам всё расскажу, и он вам тоже понравится.

Вспомните историю, которая приключилась со стартапером, который запилил классный продуктик, но оказалось, что никому этот продуктик не упал. Или бизнес прикрылся, потому что не смог заработать денег. Или чувака оштрафовали так, что компания умерла. Или бизнес отжали товарищи в погонах. Или они посрались с партнёром и партнёр оттяпал главную часть бизнеса. Так вот во всех таких случаях бизнес-треугольник был хуёвым. Давайте разберём, что в этот треугольник входит.

Продукт. Я сам и большая часть моих знакомых — дизайнеры или что-то вроде того. Для ребят как мы главное — это продукт. Охуенный дизайн. Клёвые анимации. Заебатый чай в крутой упаковке. Мы можем заниматься этим месяцами. А потом... продукт потерпит фиаско. Потому что продукт — это только вершина айсберга. Ебического айсберга, на котором этот продукт держится. Вернее должен держаться. Когда айсберга нет, продукт сдыхает сразу после запуска. Чтобы продукт не утонул, нужны все остальные слои из треугольника.

Закон. С законом шутки плохи. Пока вы неуловимый Джо, то есть нахуй никому не нужны, всё будет хорошо. Но как только у вас появятся интересные деньги, за вами придут. 

Первым бизнесом Кийосаки были нейлоновые кошельки типа таких:

Он успел стать миллионером, занимаясь этим бизнесом, но потом пришли китайцы, всё спиздили и стали продавать дешевле. Кончилось плохо, остались миллионные долги.

Ошибка была в том, что Кийосаки никак не защитил изобретение. Просто начал их продавать. Именно поэтому все его новые штуки типа CASHFLOW® усыпаны знаками регистрации — после горького опыта он первым делом зарегистрировал всё, что придумал.

Система. Вася забыл, что вытащил тесто для пиццы и оно испортилось. Лена нахамила клиенту, и он ушёл навсегда. После старта завалило заявками, их не успели обработать и клиенты подняли бунт. Всё это системные проблемы бизнеса. Бизнес это вообще система систем, как машина. И все системы должны слаженно работать. Сами они работать не будут. Их надо задизайнить, внедрить, а потом регулярно делать ТО, корректируя работу людей и роботов.

Коммуникации. Можно сделать прекрасный продукт, отличную систему, но если об этом всё никто не узнает — всему пиздец. Поэтому реклама, продвижение и вообще продажа продукта и своих идей — важнейшая часть. Придумать, как продавать, естественно, надо заранее, а не когда уже продукт сделан и пылится на полке.

Кешфлоу. Ну на этой хуйне срезаются 90% всех. Всё круто, модно, молодёжно, но вот денег не приносит. Какое-то время можно пожить на сухарях, но если деньги не появятся, смерть неизбежна. 

Так вот, чтобы продукт или бизнес заработал, нужны все пять слоёв треугольника. И продукт, и закон, и система, и коммуникации, и кешфлоу. Причём порядок важен. Всё держится на бабле, потом нужно продавать, потом иметь хорошие системы, потом всё должно быть защищено и сверху — хороший красивый продукт.

Но это ещё не всё. Снизу вся конструкция стоит на миссии. Это фундамент. Если её нет, дом утонет в первую же весну, когда земля размокнет. Мало открыть ларёк с шаурмой, нужно ответить на вопрос — зачем это делать. И ответ «чтобы заработать бабла» не поможет растить бизнес и принимать решения.

Слева приклеена команда, потому что без сильной команды ничего не сделать. А справа — лидерство, потому что команду нужно умело вести.

Главная польза этого треугольника в осознании, что для успеха нужно как минимум это всё. Если хоть один компонент убрать, пирамидка разрушится. Если хоть что-то будет слабым, слои разъедутся. Поэтому им стоит пользоваться как чеклистом. Всё нужно придумать и собрать хотя бы в голове до начала работы, тогда, возможно, продукт получится и бизнес заработает. Возможно, потому что это упрощённая модель. В реальности всё сложнее, но треугольник — необходимый минимум.


О государствах

Государства отвратительны.

Какого хрена, скажем, я должен оббивать пороги, чтобы получить заработанные деньги (ИП, налоговая, Сбербанк — вот это вот всё говно)? И почему получить их у россиянина проще, чем у иностранца, если и там и там мы работали через скайп? Почему чувак не может просто взять и кинуть мне деньги на карту?

Почему я не могу сесть и съездить в Лондон на недельку? Зачем мне виза?

И зачем мне налоги? Читайте Бирмана «Почему люди платят налоги».

Мерзость государств я понял давно, но всегда останавливал себя от высказываний, потому что не имел решения. Ведь, что будет, если исчезнут государства? Начнётся же пиздец! Войны всех против всех, китайцы захватят Сибирь, мы наводним Европу, японцы отберут Курильские острова. «Как же так?», — думал я. «Вдруг черномазые заселят родную донскую степь!» И, ведь, правда, страшно же.

А вчера я опять столкнулся с государственным пиздецом и стал думать. Если подумать честно, то мне совершенно пофиг, если в Ростове, например, будет жить куча негров или, скажем, куча чеченцев. Тут, если что, сейчас одни армяне и ничего так, живём :-) Если подумать, то я, наоборот, за. Пусть приезжают негры, чеченцы, американцы, китайцы, европейцы, японцы — все. Знакомство с разными культурами — зашибись.

На самом деле я боюсь, что приедут чеченцы, потому что боюсь, что они начнут грабить, убивать, танцевать лезгинку, строить мечети, промывать мозги пророками, взрывать мосты и дома, стрелять из окон на свадьбах — не уважать других. Точно также англичане боятся, что если открыть границу, приедут русские будут бухать, заёбывать граждан, ездить как сумасшедшие, играть на балалайках и водить медведей — не уважать других. Тут можно продолжать до бесконечности. О китайцах, которые чёрт знает что едят, о японцах с тентаклями и лоликоном, о европейцах с наркотой и прочей гей-пропагандой.

А теперь посмотрите на предыдущий абзац и скажите, кто всем этим занимается? Правильно, мудаки! Мудаки, долбаёбы, уроды, идиоты. Они есть во всех национальностях и занимаются они одним и тем же — не уважают других. А границы и государства нужны, чтобы уберечь население хотя бы от чужих мудаков, потому что они, как правило, непонятнее собственных, а потому хуже. Хотя, возможно, найдутся те, кто с удовольствием поменял бы русских ментов на голландских гопников.

Вместо того чтобы тратить деньги, время и силы на государства и защиту от уродов из других наций, нужно искать способ избавления от мудаков вообще везде. Не будет мудаков, не будут нужны границы и государства. Жаль, только, что мудаки, которые правят государствами будут сопротивляться.

Людвиг о природе вещей

Вот спасибо Людвигу: всё за меня написал. Да ещё и вывод сделал, который я может быть ещё лет через пять сам сформулировал бы. И главное, что даже исходный объект совпал. Вы прямо читайте и представляйте, что всё это я написал в связи с удивлением от тайских кулеров — они белые и непрозрачные.







Пока не забыл, надо выкинуть несколько мыслей из головы. Сорри, что не будет смешно, я пишу это, скорее, для себя. Жаль, что мысли тривиальны; переписывать несколько раз не будет времени; все равно, пусть хоть сырое, но валяется тут.

8. В поездке неожиданно пришлось распрощаться с привычным мироустройством: все, что я с детства воспринимал незыблемой целостной картиной, внезапно рассыпалось на куски. Катализатором, как обычно, выступила совершенно невинная вещь: в данном случае бутыль в гостиничном кулере для воды.

Кулер для воды, как всем известно, укомплектовывается обычными стандартными бутылями. Внешний вид бутыли надежно отпечатан в моей памяти: кулеры окружают меня последние лет двадцать. Каждый день из-за какого-нибудь офисного угла торчит очередной, родимый уже до боли, водоприбор. И когда вдруг оказалось, что многолитровая бутыль бывает и выше, и уже привычных мне, я испытал визуальный шок.

Ну то есть оказывается, что в чужеземном отеле на кулере стоит бутыль-жердь, худышка-переросток, немного непривычных вытянутых пропорций, торчит и вызывает боль в глазах. От кого угодно можно было ожидать такой измены: от телефона, лифта, фрамуги и кондиционера, но не от нее. Реально, сорвало крышу нереально.

И все, развидеть отличия не получается. (Однажды Сергей Иванович Серов на занятиях предупредил, что он сейчас расскажет про кернинг и все, больше смотреть на надписи на московских улицах без боли мы не сможем, и правда, с тех пор всё.) Так и тут - к вечеру открылась чакра наблюдательности за непохожим. И не то, чтобы как обычно - ой, смотри, какой необычный люк или там елка не так торчит в небо, как дома - нет, пиздец, решительно все другое, каждый миллиметр пространства.

Фаска на дверной ручке, наклон буквы, водосток, обводка на знаке. Столбы эти проклятущие светофорные. Черепица, палочки в китайском кафе, плотность бумаги в талоне платной дороги, клей на предупреждении о неправильной парковке - все, решительно все не такое, к чему ты привык. Светодиод на стрелке. Улица. Фонарь.

И понеслась. Предметы, бывшие со мной с детства, съежились и превратились из Того-Как-Устроен-Мир в Один-Из-Возможных-Вариантов. Тот самый Автобус из родного города превратился в один из многих тысяч разнообразных автобусов, тетрадка с первого урока - в одну из миллионов тетрадей самых разных видов.

Это настолько просто устроено, что не очень понимаю, как объяснить. Попробую еще раз. В детстве мне казалось, что есть березовый сок в банках (в магазине продавали), есть томатный и персиковый в конусах (в кафетерии), и все. Потом была недолгая пора, когда сока никакого не было, а уже потом наступила эпоха, когда сока стало много разного. И вот сейчас я понял, что в березово-персиковом периоде сока тоже было много разного, просто не вокруг меня. И, значит, мир не состоял и не состоит из березово-персикового набора, а состоит из разного сока, просто мне было видно только березово-персиковую его часть. Казалось, что сока нет, а он на самом деле был, просто его было не видно, глаза обманывали.

Границы рухнули. К вечеру я уже видел за каждой окружающей меня вещью - мутацию. Предметы превратились в волны во времени - сто лет назад бензоколонок не было, сейчас их сотни разных типов, а через двадцать лет их по всей планете снесут нахрен (ну, кроме Африки, например), и будут электрозарядки прямо на дорогах. Бензоколонки оказались не непременным куском ландшафта, а странниками во времени: появились и исчезнут, волна во времени.

Ровно как и страны. Если мне все равно, что вот жили-были египтяне, а теперь их нет, то непонятно, чем русские-то лучше, кроме того, что я привык в детстве считать этот мир своим? Ну, сменится этнос, там, где жили бледнолицые парни из Мытищ, будут жить смуглые ребята из будущего Узбекистона, и что? Кто-то сильно переживает из-за гибели индейцев Америки? Пришли и ушли древние греки, канули финикийцы, племена чудей и весей, турки резали армян, и так постоянно и всегда. Вместе с прогрессом меняются племена, это обычное дело. Узбекские ребята ощущают мир вокруг себя таким же реальным, как я - свой. Ксенофобия как-то сразу пошла на убыль. (Да что индейцы - были времена, когда даже Северной Америки не было, и обязательно будет время, когда она исчезнет :-)

Наконец-то мне стало понятно, зачем нужны музеи вещей, и че мой работодатель так носится с фотками столбов - столбовых мутаций от города к городу становилось настолько много, что это внезапно стало интересным. Я начал замечать мутационные анклавы: французы крепили знаки к столбам по своим правилам, а итальянцы - сплошь по своим. Этнос обрел явные границы: по тому, как устроены дорожные отбойники, становилось понятно, где происходит смена племен на земле.

Устройство семьи. Может, через тысячу лет люди будут жить по трое, или по семнадцать, кого это ебет, честно говоря? Вас что, сильно волнует мнение дохлого викторианца о том, прилично ли вам лежать на пляже в купальнике? Волнуетесь о том, что египтянин подумал бы о соколах в Московском зоопарке? Ну так и ваше мнение будущему человечеству до лампы. Как пришли, так и уйдем, друзья :-)

Затем все предметы превратились в шлейф - набор из первичного замысла, и времени, которое потратили люди на их воплощение, и затем дребезжания различных воплощений. Простая кружка состояла из дел и решений, растянутых по таймлайну: кто-то должен был научиться отливать стекло, кто-то - выбрать форму ручки, кто-то - подобрать размер. Все процедуры сопровождались искажениями на каждом этапе - чудовищный шум, каждый кружкоучастник привносил своё. Предметы происходили перебором случайных мутаций: выбрал другую марку стекла - и все, кружка уже будет другой (если, конечно, не попадется какой-нибудь настойчивый фрик, который весь тираж потом на переплавку из-за выбранного стекла пустит). Стало ясно, как портятся замыслы и почему без этого ничего не происходит.

Ну то есть, люди неизбежно вкладывают свое время в то, чтобы предмет получился, как будто дают ему свою энергию. За это предмет содержит их примесь, их ДНК, череду их решений. Зато вместе с этим они дают свое время, а без вложенного в твою идею их времени не получится вообще ничего.

Нацизм, например, обернулся помимо темного ужаса, еще и концепцией, в которую несколько миллионов людей вбухали время и жизни, бились, бились, пытались запустить его вперед, но не смогли придать ему достаточного импульса. Хотя, конечно, менее ужасным он не стал, но если отстраненно на это смотреть, то миллионы людей появились, страдали и исчезли в муках. Ну типа как динозавры, только немного по-другому, Солнце едет по небосклону дальше, кому-то не повезло.

Мизулина (вечно не помню, пишется ли правильно фамилия распаляющейся, судя по всему, на трибуне старухи с двумя лэ или двумя нэ) превратилась из удивительного источника абсурдных новостей в очень понятного человека, устроенного ровно так же, как и все люди.

Ну то есть люди - это такие сначала дети, их папа и мама собирают в дорогу и выдают им шотган, любовь к Родине, аптечку, патроны, ненависть к чужакам, тепло, страх Бубуки под кроватью, розовые пинетки, сказку про Золушку, и что там еще родители выдают детям. Идут папа-мама с детьми по первому уровню здания, а потом ребенок немного вырастает и остается один - со всей своей деформацией, а вокруг еще несколько тысяч людей - и начинается ожесточенное метание по лабиринту. Одному, кроме шотгана, выдали нефти на дорожку, он чуть резвее едет, другому пиздюлей выписали через пять лет, он вместо прямой дороги со страха забегает в какую-то левую ветку лабиринта, и дальше по коридору движется, и движется, и потом однажды стареет и умирает воон в том углу.

Пиздец лично с тобой может наступить в любой момент, бога совершенно не существует, а существует просто эволюция и цепь случайностей. Не будет никакой следующей жизни, никакого чистилища, куда успеешь, туда и добежишь, совершишь пару десятков поворотов по дороге, и все, просто выключится свет.

Затем исчез вопрос "что было бы, если бы я родился в другом теле" - стало ясно, что он не имеет смысла, я есть только производная функция своего тела, а не наоборот. Ну то есть сахар упадет - станешь туповатым и больным, натрется пятка - будешь стонать. Тело первично. Введешь себя в особое состояние психики - сможешь совершить подвиг, но лишь потому, что так устроено тело, а не потому, что Бог Отваги в тебя вселился или там ангел-хранитель есть. Злишься - испытываешь дискомфорт и стресс, и люди вокруг - такие же, как ты, и понятно устроены.

Деньги превратились в одно из средств голосования людьми за то, что им нравится. Стали энергией, которую ты вкладываешь в прогресс той или иной идеи: нравится тебе, например, куртка - покупаешь ее, даешь чувакам небольшой импульс развития. Мизулина вопит, но деньги дают возможность человеку днем не протестовать против М., зато ночью напрямую и непосредственно, без оглядки на нее, поддерживать то, что ему нравится, рублем.

Наконец-то понял, как работает дизайн, и какие дизайн-мутации имеет смысл поддерживать, а какие - нет, появились внутренние критерии вместо неуверенных метаний. Стало ясно, что в целом имеет смысл поддерживать и любить новое, и не держаться за привычное лишь потому, что кому-то оно кажется привычным - прогресс-то не остановить. (Пришлось в тему знание о социальном подтверждении - несколько человек могут дружно убедить друг друга в любой херне лишь потому, что они собрались вместе, так устроена психика людей - и это потому, что так устроено тело людей из отряда приматов, биология в действии.)

Ладно, мне кажется, что на этом хватит. Еще раз: ничего оригинального, мальчик взрослеет, просто из кулера, разговоров с Василием, книжек про мозг и рыбу и итальянских светофоров получился неожиданный салат-оливье. Я постараюсь дальше повеселее писать, надо было куда-нибудь это все напечатать, чтобы отпустить уже из головы.

Мне кажется, жить все интереснее и интереснее.

Людвиг, http://grosslarnakh.livejournal.com/55443.html