Category: медицина

Го в Ростов. Стоматология

Короче, чуваки, скоро майские и я хочу зазвать вас в Ростов. Не ко мне, просто — приезжайте потусить на недельку в город.

Почему в Ростов? Дело в том, что это один из очень хороших российских городов. Тут нет чего-то прям особенного, но по сочетанию параметров — заебись. Хорошая погода (погреетесь хоть после московско-питерского ледяного ада), вкусная еда по нормальной цене, хорошие и недорогие услуги, крутые рестики, довольно много старых домов сохранилось, есть где работать (коворкинги, интернет, всё прекрасно), кофе хорошее есть (у меня «хорошее» — это близкое к идеальному, спешелти и др. пр.)

И ещё в Ростове особая энергия. Хз, откуда это берётся, я предполагаю, что это просто южная тема, но тут как-то прям чувствуется движ. Вон, Варламов даже заметил:

Ростов, конечно, офигенный город. Редко где встретишь такую энергетику. Бывает провинция – болото. Безнадёга, ничего не происходит, нет просвета на небе. Но в Ростове движуха такая, что порой и Москва с Питером могут позавидовать. Проблема только в том, что всю эту ростовскую энергию хорошо бы направить в конструктивное русло, а вот с этим часто возникают сложности.

Я, может, в будущем ещё напишу про какие-то конкретные штуки в Ростове, а сейчас расскажу про одну тему. Тема неожиданная — стоматология.

История такая. Пока я три года жил в Москве, я на своей семье узнал, как в Москве обстоит дело со стоматологией. В принципе, ничего необычного, стандартный Московский формат,— дорого и плохо.

Один из примеров — с ребёнком. Мы год ходили с ребёнком к зубному, который нам рассказывал, что надо мазать зубы каким-то гелем — мы там упустили момент немного, возник кариес — и говорил, что всё хорошо, мол, кариес остановлен. Пока зубам не пришёл окончательный пиздец. Реально у трёхлетнего человека пульпит и два зуба сломались, потому что уже всё.

В итоге мы всё это исправили в Ростове. Пришлось переделать чуть не все зубы. 3,5 часа под общим наркозом.

Мы обошли три клиники в Ростове и все отправили нас в одно и то же место — в Келлер к Юлии Дмитриевне Ким. У неё какая-то хитрая технология собственная и она всё исправила. Было-стало не буду показывать, но там как волшебство выглядит.

И стоило всё это 70 штук. Вместе с анализами, наркозом. На круг, как говориться. Конечно, это голословно, но вот уверен, что в Москве с нас бы штук триста взяли и сделали бы херово.

Да, снаружи стоматология не такая понтовая, как некоторые московские, а внутри — смешно, но они всё сделали и решили проблему.

Типа, для детей деревеская тема внутри клиники
Типа, для детей деревеская тема внутри клиники

Сайт Келера:

А вторая история про зубы взрослых. Коротко — в стоматологии в районе Менделеевской, которую прям посоветовали, жене испортили зуб. И это стоило не дёшево.

В Ростове же всё делалось идеально, потому что мы ходили к проверенной  Тамаре Васильевне Кавтарадзе в совершенно неприметный кабинет «Дантист АСВ»:

Прикол стоматологии в том, что оборудование и материалы плюс-минус везде одинаковые, а вот специалиста найти сложно и в москвоском бульоне они растворены как аргон в воздухе, а тестировать на себе в случае с зубами как-то не хочется.

Короче, в Ростов ещё можно приехать и за стоматологическим туризмом.

Как получить копию истории болезни

Очередной квест с участием трёх скорых, двух больниц, двух десятков родственников и знакомых и одного ребёнка окончен. Спасибо всем, кто помогал.

Писать о «Детской городской больнице № 2», как о тайской, не хочется. Скажу только, что самым страшным был момент, когда из этой больницы ребёнка отправили на скорой в другую.

Фотка для атмосферы (ещё несколько в конце):


Лучше я расскажу, как получить копию своей истории болезни. Ведь если вы захотите её получить, вам постараются помешать.

Для начала рекомендую прочесть статью «Перепиши болезнь сначала…», небольшая цитата:
— У моей клиентки возникли сомнения, что многие из препаратов, записанных в истории болезни её сына, на самом деле ему давались, — рассказывает адвокат городской коллегии адвокатов Орловской области Любовь Самойлова. — Собственно, и уголовное дело было заведено по той причине, что мужчина не получил правильного и своевременного лечения и в результате погиб. Когда мать показала знакомому врачу ксерокопию истории болезни сына, та очень смеялась и говорила, что указанные там препараты по своей стоимости могли бы составить годовой бюджет всей больницы.

Затем ознакомьтесь с законом:
Статья 22. Информация о состоянии здоровья
1. Каждый имеет право получить в доступной для него форме имеющуюся в медицинской организации информацию о состоянии своего здоровья, в том числе сведения о результатах медицинского обследования, наличии заболевания, об установленном диагнозе и о прогнозе развития заболевания, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных видах медицинского вмешательства, его последствиях и результатах оказания медицинской помощи.

2. Информация о состоянии здоровья предоставляется пациенту лично лечащим врачом или другими медицинскими работниками, принимающими непосредственное участие в медицинском обследовании и лечении. В отношении лиц, не достигших возраста, установленного в части 2 статьи 54 настоящего Федерального закона, и граждан, признанных в установленном законом порядке недееспособными, информация о состоянии здоровья предоставляется их законным представителям.

3. Информация о состоянии здоровья не может быть предоставлена пациенту против его воли. В случае неблагоприятного прогноза развития заболевания информация должна сообщаться в деликатной форме гражданину или его супругу (супруге), одному из близких родственников (детям, родителям, усыновленным, усыновителям, родным братьям и родным сестрам, внукам, дедушкам, бабушкам), если пациент не запретил сообщать им об этом и (или) не определил иное лицо, которому должна быть передана такая информация.

4. Пациент либо его законный представитель имеет право непосредственно знакомиться с медицинской документацией, отражающей состояние его здоровья, в порядке, установленном уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, и получать на основании такой документации консультации у других специалистов.

5. Пациент либо его законный представитель имеет право на основании письменного заявления получать отражающие состояние здоровья медицинские документы, их копии и выписки из медицинских документов. Основания, порядок и сроки предоставления медицинских документов (их копий) и выписок из них устанавливаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.
Материал Юридической справочной системы «Система Юрист»
22 ФЗ-323

Обратите внимание, что в интернете во многих статьях по теме упоминаются «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан». Этот документ устарел, но в новом, цитату из которого я дал выше, написано тоже самое.

Запретить получить историю вам не может ни один пидорас. Но пытаться будут все. В моём случае все, начиная с медсестры и заканчивая главврачом.

Для начала вас попугают тем, что история — это «личный документ врача» и что фотографировать её запрещено, потому что это врачебная тайна. Это, конечно, полная хуйня.

Затем заведующая больницей вам будет рассказывать, что всё, что необходимо, есть в выписке. И будет допытываться, что зачем вам история. Ответ простой: потому что вы, блять, хотите почитать свою историю. Хотите и имеете право, объяснять что-то ещё вы никому не обязаны.

Если заведующая поймёт, что вы не сдадитесь, она вздохнёт и скажет, что — ок, приходите в понедельник с заявлением, историю, мол, только по заявлению выдают. Но так как вы уже умные, заявление будет у вас с собой:


Тогда заведующая скажет, что очень жаль, но заявление надо писать на имя главврача, а вы в наглую попросите у неё ручку, зачеркнёте две строки и напишите имя главврача. На возражения, что «ну как же так зачёркнутое», предложите заведующей письменно отказать вам в приёме заявления из-за неряшливости документа. Отказывать не станет.

Потом вы пойдёте в кабинет к главврачу, вручите заявление секретарю и настоите, чтобы она его приняла и подписала вашу копию. Ах, да, не забудьте взять две копии заявления.

Потом вы полчасика подождёте главврача. Когда она придёт и пригласит вас в кабинет и будет всячески отговаривать, стойте на своём: «я хочу почитать свою историю».

В результате она согласится и подпишет на заявлении «Прошу сделать копию». А так как больница загружена, за копией предложит прийти в понедельник.

Поблагодарите и скажите, что теперь хотели бы ознакомиться с историей, как просите в пункте один. Возможно, главврач возмутиться тем, что вы написали «немедленно», и даже намекнёт, что у вас маленький ребёнок, который не дай бог ещё раз может заболеть. Сука, блять. Но вы не сдавайтесь и просто требуйте историю или официального отказа.

В результате главврач позвонит заведующей и накажет дать историю.

Дальше, когда вы придёте к заведующей, окажется, что она уже любезно делает копию. В соседнем кабинете. Поблагодарите её и попросите не забыть дать вам почитать историю, как вы просите в пункте 1. У заведующей случится короткое замыкание, но вы объясните, ей, что в вашем заявлении два пункта и вы ждёте, что выполнены будут оба.

Наконец-то вы её получите. Дотошно сфотографируйте все страницы. Вы имеете на это полное право.

Удачи!


Фотки, как и обещал.
Общий вид:




Гигиена:


Всё больничное бельё разного цвета, кажется, что его в разное время забыли больные, а больница собрала, постирала и пустила в дело. Нехай добру пропадать:


Главный инструмент организации в российских больницах — матерчатая клеёнка. Всегда было интересно, их ещё производят или с войны запасы остались:


Встреча поколений:


Клёвый интерфейс, я разобрался:


Привет трипофобам. В баночки сыплют порошки и дают больным. Тёплая многоразовость:


Есть подозрение, что делал чей-то внук. Особенно радует «раздача таблеток» и охуенное дизайнерское решение в палочками, помогающими связать время и описание. В 20:00 особенно круто вышло:


Гена как бы говорит: «Не переживайте, условия плохие, но лечение — хорошее»:

Одонтогенный гайморит и тест «ресурса»

Тут спрашивали, что со мной случилось. Я бы свой диагноз сформулировал как хуй знает почему гайморит. Но к такой понятной формулировке я пришел не сразу.

А дело было так. Жарил я недели три назад шашлык на даче, прослезился от дыма и высморкался, но как-то подозрительно. Ну и забыл об этом происшествии. Правда всё никак не мог высморкаться из правой ноздри с тех пор, но было не до этого — поехали в отпуск (см. тег «Таиланд»).

По приезде всё окей, чувствую себя как обычно, но, сорри за мерзость, из носа стало вонять будто там кто-то сдох. Причём реально так, в радиусе пяти метров ощущается.

Идти на кукушку не хотелось что-то, но помог случай: забыл пристегнуть ребёнка, когда ехали по дворам, хорошо, что медленно, сбоку выскочила тётка, я притормозил, и ребёнок впечатался носом в лобовое окно. Нос не сильно припух, но в больницу поехали. А раз уже в больнице, меня тоже заставили показаться.

С ребёнком всё ок, а вот со мной не очень. Добрая тётя, получив тысячу, говорит, что надо проколоть нос. Ну надо, так надо, согласился. Десять минут Лидокаина и хуякс, хруст костей — готово. Завтра, говорит, ещё раз придёшь на повторение. Инструменты пыток:


На завтра пришел, получил ещё раз и был отправлен к стоматологу, потому что, ребята, как я узнал и был удивлён: от верхних зубов до носа рукой подать. Да и вообще в голове всё рядом. Так что, если гайморит только с одной стороны, то часто выясняется, что это потому, что добрые дантисты прохерачили зуб аж до гайморовой пазухи и что-то там забыли, например пломбировочный материал, но бывает и круче, например — железный имплантант.

Забытое начинает гноиться и — пожалуйста, гайморит. Анатомия:


Стоматолог (знакомый, хороший) сделал рентген и сказал, что всё ок, в нос ничего не попало, но: «там киста, я бы в этот зуб влезла». Ну влезла и влезла, договорились на приём. А зубы, надо сказать, у меня более-менее так, пара пломб и всё.

Сижу дома — звонит стоматолог: «Мы тут с коллегами посмотрели снимки ещё раз и решили, что вам этот зуб надо вырывать, потому что у вас уже гайморит». Охуенно, думаю. На мгновение я почувствовал себя раковым больным, которому сообщили о том, что у него рак. Но в себя пришел, зуб же, пережить можно. Ну надо и надо — договорились.

А, да, а называется всё это одонтогенный гайморит, то есть гайморит из-за зубов. И тут я решаю сделать ресёрч. Завёл блокнотик в Эверноуте, как водится, и пошел гуглить. И — пиздец. Нахожу весёлые вещи. Весьма распространённый способ лечения — радикальная гайморотомия. Можете погуглить сами. Это когда в гайморовой пазухе вырезают дырочку и через неё нахер всё выскребают. Острой ложечкой, сука. А потом отрезают откуда-то слизистую, например от щеки, чтобы ей заделать дырку между ртом и носом. Дырка образуется после удаления зуба, да.

На фоне того, что я изначально ленился на кукушку пойти, контраст нехилый, начинаю переживать. Точнее обсираться, чего уж. Звоню всем, находим телефон заведующего лучшим и единственным отделением в Ростове, где лечат такое. Приезжаю туда и ложусь в больницу.

Вариантов лечения много, но добиться, что мне будут делать ни от кого не могу: врачи бегают туда-сюда, от силы уделяя мне пять минут в коридоре. Иногда, когда ловлю доктора, он мне рассказывает, что вот именно так мне всё и сделают: то есть распилят голову, выскребут и вылечат. Правда возможны рецидивы...

Нахожу, что бывает эндоскопический вариант лечения. Лечащий врач говорит, что это не подойдёт. А заведующий, позже, что они такое вообще не делают тут. Печалюсь. Начинаю всем опять звонить. Все уверяют, что лучше докторов не бывает. Смиряюсь со злой судьбой.

День операции. Операция, говорят простая. Но идея распиливания окошечка в голове меня всё равно не радует. Ещё сосед по палате, которому такое сделали уже, всё в красках описывает другу по телефону. А я слушаю и представляю.

Приходит доктор, чтобы утрясти формальности, и говорит: «Пошли». Иду, значит, я на радикальную гайморотомию. Лечащий врач говорит: «Не переживай, я тебе специально кое что приготовил, сейчас как после 150 грамм коньяка будет состояние». Сажусь, колят — и точно, ещё иглу не вытащили, я уже хороший. Состояние похоже на то, что было со мной, когда, так вышло, я за раз почти в одиночку выкурил два кальяна на вине.

Фото с прямо с места событий:


Заходит заведующий. Фигачит укол. Пара минут. Меня окружают трое. Лечащий врач задирает щеку, заведующий — хуякс и зуба нет. Вообще не больно. Показывают. Вот, говорят, киста удалились вместе с зубом. Проходят две минуты. Поднимают и ведут в палату. Лежи, говорят, два часа.

Лежу. Через десять минут действие наркоты ослабевает. Голова немного кружится, но можно сидеть за компом. Сижу два с половиной часа, работаю. «Когда же самая интересная часть, — думаю, — чего они не приходят пилить?» Решаю, что они забыли. Нахожу доктора, спрашиваю, когда продолжение, два часа, мол, прошло. А он: «А всё. Ты что под наркозом был? Я же тебе сказал, что вместе с зубом всё удалилось. Соустья (то есть отверстия) с пазухой нет. А гайморит он у каждого второго, так его лечи, если будет беспокоит сильно, тогда придёшь и мы всё же сделаем тебе гайморотомию».

Повезло, короче. После этого ещё день полежал и выписался. Почему гайморит у меня никто не сказал пока.

Кстати о боли. Вообще ничего не болело у меня. И даже после удаления зуба не болело. Хз, почему, мне даже доктор сказал, что я везучий молодой человек :-)


А ещё в этот раз я затестил «ресурс». Обычно, когда что-то случается, я на работе рассказываю, что есть проблемы, а в этот раз решил молчать как партизан. Честно говоря, было сложно не проговориться, особенно, когда мне пытались на день операции дать большую задачу с супер жестким дедлайном. Но я стойко молчал и говорил, что к сожалению не могу. И нормалёк, получилось. Думаю о поездке в больницу в бюро узнали из блога.

Фото на память: пишу ведро МГП через 10 минут после удаления зуба, наркоз ещё действует, писать весело.


Ну и напоследок вам чудесный рассказ Антона Павловича Чехова «Хирургия». У меня он есть в виде аудиокниги. Читает Леонтьев, очень рекомендую, отличный чтец: http://ayguo.com/ (крутите вниз).

Земская больница. За отсутствием доктора, уехавшего жениться, больных принимает фельдшер Курятин, толстый человек лет сорока, в поношенной чечунчовой жакетке и в истрепанных триковых брюках. На лице выражение чувства долга и приятности. Между указательным и средним пальцами левой руки — сигара, распространяющая зловоние.
В приемную входит дьячок Вонмигласов, высокий коренастый старик в коричневой рясе и с широким кожаным поясом. Правый глаз с бельмом и полузакрыт, на носу бородавка, похожая издали на большую муху. Секунду дьячок ищет глазами икону и, не найдя таковой, крестится на бутыль с карболовым раствором, потом вынимает из красного платочка просфору и с поклоном кладет ее перед фельдшером.
— А-а-а... мое вам! — зевает фельдшер. — С чем пожаловали?
— С воскресным днем вас, Сергей Кузьмич... К вашей милости... Истинно и правдиво в псалтыри сказано, извините: «Питие мое с плачем растворях». Сел намедни со старухой чай пить и — ни боже мой, ни капельки, ни синь-порох, хоть ложись да помирай... Хлебнешь чуточку — и силы моей нету! А кроме того, что в самом зубе, но и всю эту сторону... Так и ломит, так и ломит! В ухо отдает, извините, словно в нем гвоздик или другой какой предмет: так и стреляет, так и стреляет! Согрешихом и беззаконновахом... Студными бо окалях душу грехми и в лености житие мое иждих... За грехи, Сергей Кузьмич, за грехп! Отец иерей после литургии упрекает: «Косноязычен ты, Ефим, и гугнив стал. Поешь, и ничего у тебя не разберешь». А какое, судите, тут пение, ежели рта раскрыть нельзя, всё распухши, извините, и ночь не спавши...
— М-да... Садитесь... Раскройте рот!
Вонмигласов садится и раскрывает рот.
Курятин хмурится, глядит в рот и среди пожелтевших от времени и табаку зубов усматривает один зуб, украшенный зияющим дуплом.
— Отец диакон велели водку с хреном прикладывать — не помогло. Гликерия Анисимовна, дай бог им здоровья, дали на руку ниточку носить с Афонской горы да велели теплым молоком зуб полоскать, а я, признаться, ниточку-то надел, а в отношении молока не соблюл: бога боюсь, пост...
— Предрассудок... (пауза). Вырвать его нужно, Ефим Михеич!
— Вам лучше знать, Сергей Кузьмич. На то вы и обучены, чтоб это дело понимать как оно есть, что вырвать, а что каплями или прочим чем... На то вы, благодетели, и поставлены, дай бог вам здоровья, чтоб мы за вас денно и нощно, отцы родные... по гроб жизни...
— Пустяки... — скромничает фельдшер, подходя к шкапу и роясь в инструментах. — Хирургия — пустяки... Тут во всем привычка, твердость руки... Раз плюнуть... Намедни тоже, вот как и вы, приезжает в больницу помещик Александр Иваныч Египетский... Тоже с зубом... Человек образованный, обо всем расспрашивает, во всё входит, как и что. Руку пожимает, по имени и отчеству... В Петербурге семь лет жил, всех профессоров перенюхал... Долго мы с ним тут... Христом-богом молит: вырвите вы мне его, Сергей Кузьмич! Отчего же не вырвать? Вырвать можно. Только тут понимать надо, без понятия нельзя... Зубы разные бывают. Один рвешь щипцами, другой козьей ножкой, третий ключом... Кому как.
Фельдшер берет козью ножку, минуту смотрит на нее вопросительно, потом кладет и берет щипцы.
— Ну-с, раскройте рот пошире... — говорит он, подходя с щипцами к дьячку. — Сейчас мы его... тово... Раз плюнуть... Десну подрезать только... тракцию сделать по вертикальной оси... и всё... (подрезывает десну) и всё...
— Благодетели вы наши... Нам, дуракам, и невдомек, а вас господь просветил...
— Не рассуждайте, ежели у вас рот раскрыт...
— Этот легко рвать, а бывает так, что одни только корешки... Этот — раз плюнуть... (накладывает щипцы). Постойте, не дергайтесь... Сидите неподвижно... В мгновение ока... (делает тракцию). Главное, чтоб поглубже взять (тянет)... чтоб коронка не сломалась...
— Отцы наши... Мать пресвятая... Ввв...
— Не тово... не тово... как его? Не хватайте руками! Пустите руки! (тянет). Сейчас... Вот, вот... Дело-то ведь не легкое...
— Отцы... радетели... (кричит). Ангелы! Ого-го... Да дергай же, дергай! Чего пять лет тянешь?
— Дело-то ведь... хирургия... Сразу нельзя... Вот, вот...
Вонмигласов поднимает колени до локтей, шевелит пальцами, выпучивает глаза, прерывисто дышит... На багровом лице его выступает пот, на глазах слезы. Курятин сопит, топчется перед дьячком и тянет... Проходят мучительнейшие полминуты — и щипцы срываются с зуба. Дьячок вскакивает и лезет пальцами в рот. Во рту нащупывает он зуб на старом месте.
— Тянул! — говорит он плачущим и в то же время насмешливым голосом. — Чтоб тебя так на том свете потянуло! Благодарим покорно! Коли не умеешь рвать, так не берись! Света божьего не вижу...
— А ты зачем руками хватаешь? — сердится фельдшер. — Я тяну, а ты мне под руку толкаешь и разные глупые слова.... Дура!
— Сам ты дура!
— Ты думаешь, мужик, легко зуб-то рвать? Возьмись-ка! Это не то, что на колокольню полез да в колокола отбарабанил! (дразнит). «Не умеешь, не умеешь!» Скажи, какой указчик нашелся! Ишь ты... Господину Египетскому, Александру Иванычу, рвал, да и тот ничего, никаких слов... Человек почище тебя, а не хватал руками... Садись! Садись, тебе говорю!
— Света не вижу... Дай дух перевести... Ох! (садится). Не тяни только долго, а дергай. Ты не тяни, а дергай... Сразу!
— Учи ученого! Экий, господи, народ необразованный! Живи вот с этакими... очумеешь! Раскрой рот... (накладывает щипцы). Хирургия, брат, не шутка... Это не на клиросе читать... (делает тракцию). Не дергайся... Зуб, выходит, застарелый, глубоко корни пустил... (тянет). Не шевелись... Так... так... Не шевелись... Ну, ну... (слышен хрустящий звук). Так и знал!
Вонмигласов сидит минуту неподвижно, словно без чувств. Он ошеломлен... Глаза его тупо глядят в пространство, на бледном лице пот.
— Было б мне козьей ножкой... — бормочет фельдшер. — Этакая оказия!
Придя в себя, дьячок сует в рот пальцы и на месте больного зуба находит два торчащих выступа.
— Парршивый чёрт... — выговаривает он. — Насажали вас здесь, иродов, на нашу погибель!
— Поругайся мне еще тут... — бормочет фельдшер, кладя в шкап щипцы. — Невежа... Мало тебя в бурсе березой потчевали... Господин Египетский, Александр Иваныч, в Петербурге лет семь жил... образованность... один костюм рублей сто стоит... да и то не ругался... А ты что за пава такая? Ништо тебе, не околеешь!
Дьячок берет со стола свою просфору и, придерживая щеку рукой, уходит восвояси...

Больница в России

Попал не в самую плохую, но всё же обычную государственную российскую больницу. А именно в отделение челюстно-лицевой хирургии 20 городской больницы в городе Ростове-на-Дону.

День первый
Посмотрели рентген, сделанный в другом месте, сказали ложиться.

День второй
Приехал с вещами. Повели с шестого этажа на первый регистрироваться. Оформили квиточки, сказали получить историю. Ждал 30 минут регистрации. Программа для регистрации досовская.


Сдал кровь из пальца, за пять минут.

Поднялся обратно, медсестра взяла документы и стала оформлять. Оформляла часа полтора, успел за это время разобрать всю старую почту через телеон.

Положили. Палата на четыре человека.


Спросили ли есть у меня с собой бельё. Так как не оказалось — выдали. Бельё чистое, но ветхое.

Подушечка без наволочки. Снизу видна подушка, обшитая дерматином, она «для тех, кто течёт» :-/


Простынка.


Кнопка вызова сестры. Работает.


Кровать электрическая, кнопки управления — вазовские стеклоподъёмники. Что чем управляет, естественно непонятно. Русский интерфейс: тонкая настройка неизвестных параметров. Не работает.


Положили, сказали, что будут колоть антибиотики, но только с 18:00. Лежу, нихуя не происходит вообще, поэтому работаю, организовав рабочее место.


На обед зовёт сестра. Ходит по палатам и кричит: «Обед!». Все со своими тарелками, в больнице посуды вообще никакой нет. Очередь как в киношных дурдомах, где психи за лекарствами стоят.


На обед суп, поел.

Вообще еда всё время была весьма неплохая, я ел всё и доедал до конца.


Столовая.




Когда каша, нянечка спрашивает: «Масло на хлеб или в кашу?».


Я спросил, как размазывать масло, ведь оно твёрдое, да и ножа нет, на что нянечка добродушна ответила: «А это уже ваши проблемы! Если мы ещё и бутерброды начнём делать... Я и так его еле-еле расколола, ледяное же».

Дальше странно. Диагноз говорят кратко, не понятно и в коридоре, температуры не меряют, но обещают завтра утром операцию. Операцию описывают, но неподробно. Хотя вроде общаюсь с заведующим.

Вечером приехали родственники, принесли ещё еды, поел в одиночестве в столовой. И спать.

День второй
Утром укол и анализы, баночки пластиковые.


Не могу добиться от врача, кто будет оперировать. Ловлю его часа полтора в коридоре, параллельно бегаю работаю и читаю Скота и Амундсена (38% уже).

После обеда ведут на операцию. Оперирует заведующий. Вообще операция должна была быть не самой простой, хотели распилить полголовы, но мне повезло: только зуб вырвали и всё. Обделался лёгким испугом.

День третий
После очередных уколов в шесть утра отпустили домой, сказав, что официально я ещё лежу шесть дней.

Кстати, сортир и ванная были вполне приличными, я смог искупаться дважды. Только в ванной нет занавески (жаль забыл её сфотать), стоишь с голой жопой перед окном во всю стену, особенно вечером прикольно, наверняка всё видно. Напротив роддом.


Итого
В больнице лежать можно, минимальный уровень необходимого есть: еда, туалет, бельё, ванная — терпимые. За чистотой следят, в последний день пришел какой-то чувак и чем то брызгал и протирал под раковинами, похоже собирал пробу. Но всё равно всё как-то через жопу.

На счёт врачей я ничего не понял, было очень неуютно, что никто не сел ничего не объяснил толком.

Денег врачи не захотели брать наотрез, что очень странно.

P. S.
Для сравнения больница в Таиланде

P. P. S.
Кстати, пост про Гетвеар я тут же написал. Жена привезла мне гасовские штаны, гетвеаровские были на мне, я все пофоткал и написал пост вон за тем столиком на фото выше. :-)

Больница в Таиланде

Не тот пост, который бы я хотел написать, но что делать.

День минус первый (моё предположение)
Пошли купаться в правую часть пляжа Ката, куда, как мы потом поняли, впадает местная речка-говнотечка, из-за чего вода в море становится слегка зеленоватой, когда брызгались, ребёнок проглотил немного морской воды.

День первый
Поехали покататься на слонах к Большому Будде. От нас минут двадцать, но есть небольшой серпантин. Приехали к слонам — вырвала. Дело для нас вполне обычное, к сожалению, ребёнок всегда плохо переносит дорогу. Покатались на слонах, посмотрели Будду, подъехали в ближайшее кафе, чтобы встретить закат — опять тошнит. Кое-как посмотрели закат, поехали домой. В машине вырвала, дома вырвала. «Надорвали, видимо», — думаем.

Ночь всё хуже и хуже. Мотилиум не помогает, рвота уже раз двадцать. Понимаем, что — всё, жопа. Опыта поездок в больницу в отпуске у меня никакого нет. Последний раз сто лет назад возил жену в Лоо на скорой — и всё. Тогда я просто позвонил знакомому таксисту, который по совместительству работал водителем сочинской неотложки.

Хорошо, что я стараюсь документы читать, да и гида в автобусе слушаю. Страховая ERV. Нахожу номер — звоню. Отвечают быстро, по-доброму и на русском языке. Присылают эсемеску с адресом больницы и объясняют, что надо ехать самим на такси.

Больница Or Bor Jor Phuket Provincial Hospital. У них есть фейсбук.

Такси — 600 бат (бат грубо равен рублю) в одну сторону. В поездке таксист удивляется, что мы едем не в главную Bangkok Phuket Hospital, рассказывает о её прелестях. Переживаем, что нас послали в шаражку, звоню в страховую, они настоятельно рекомендуют ехать туда, куда послали, потому что у них с этой больнице есть договор. Решаем послушать совета страховой (Это было очень правильное решение.)

Приезжаем в приёмное отделение скорой. Больница не с иголочки, но, блин, всё по-человечески: приняли, осмотрели...







...ласково поставили капельницу в тыльную сторону ладони, да так, что ранка как от укуса комара осталась, взяли кровь на анализ и сделали его сразу же.


Кое-кто даже ойкнуть не успел, хотя это был первый в жизни внутривенный укол.

В больнице всё есть. Шприцы, лекарства, капельницы, кровати, чистые простыни — всё, что надо. Что говорить, даже от такси меня вместе с ребёнком на руках довезли пять метров на кресле-каталке.

Диагноз: острый гастроэнтерит. Сделали капельницу, стало гораздо лучше. Дали кучу лекарств, на каждом написано на понятном английском что это и как принимать:



Гастроэнтерит, особенно если вирусный, — гадкое заболевание, которое люди ещё не научились лечить, поэтому все лекарства, которые прописывают при этом заболевании, направлены просто на облегчение симптомов. То есть дают лекарства от рвоты, диареи и боли в животе. Лечиться организму приходится самому.

Так как самочувствие и настроение улучшилось — отпустили домой. Пытался дать 500 бат мальчику, что на фото выше — отказался наотрез, сказал, что это его долг — помогать.

Стыдно за родину было ужасно. Я думаю, что наши врачи не менее квалифицированы, чем тайские, но, блин, к людям в больницах относятся как к говну. Когда полгода назад мама попала с ростовскую БСМП-2, то первые полтора дня лежала в коридоре и моих денег и переговорных скилов не хватило, чтобы это изменить, да и при обследовании до госпитализации пришлось проходить часа три — очереди.

За всё лечение денег не взяли ни копейки. Заплатил 937 бат франшизы и всё. Лекарства тоже бесплатно. Больничная аптека:


День второй
Первую половину дня гораздо лучше, но валяемся в номере. С обеда та же херня, что и была. В этот раз не раздумываем: сразу едем в больницу. Приезжаем — говорят, что надо ложиться. Осматривает доктор, похоже — кореец. Вот он на фотке из фейсбука сдаёт кровь (первый слева).


При регистрации предложили палату на выбор. 300 бат в день — общая, 1200 — двухместная, 1800 — одноместная. Взял одноместную.

Выдали больничную одежду и сказали переодеться — мы даже сначала не поняли, чего они хотят, у нас же всё с собой было, в русской больнице не дай бог что-то больничное использовать.

(В вики написано, что в Таиланде 4,6% мусульман, но в больнице похоже их было больше обычного: половина сестёр ходила в платках)

Дали набор больного: зубная щётка, паста, мыло, расчёска, короче всё то, что у нас «ты лежи спокойно, а я завтра тебе всё привезу утром». У больницы брендовый розовый цвет, как вы уже поняли.


Палата большая, со всем необходимым: диван, душ, холодильник, телек, балкон (был заперт намертво почему-то).


Первый раз в жизни я сходил в душ в больнице.


Если плохо — надо нажать кнопочку (белая фигнюшка с проводом). В стене встроен микрофон, так что можно сразу объяснить, что тебе надобно.


День второй
В первый день допрашивали, какой принести завтрак европейский или тайский. Утром принесли диетическое, блин, питание.


Так ещё медсёстры настаивали, что это «ok, mister». Благо доктор пришел вскорости и запретил.

Кормить ребёнка не чем, можно давать варёный рис, но она его отказывается есть наотрез. Что такое чай тайцы не знают. Лучшее, чего я смог добиться в больнице — порошковый Нести, разведённый горячей водой. С больничной едой в комплекте вообще дают какой-то мерзкий горячий юпи, видимо таким был Слёрм в Футураме, к концу третьего дня я его полюбил.


Отправляюсь за чаем. Хожу час. В местных минимаркетах «Севен-илевен» чая почему-то нет (зацените мерзкий звук при входе на сайт, он срабатывает в магазинах при входе каждого покупателя), а так как больница не в туристической зоне, словосочетание «Black tea» вызывает недоумение. За час я узнал, что по-тайски чёрный чай будет «ча да» и в одном из кафе был вынужден купить стакан холодного черного чая со льдом, который сделали по ошибке. Правда всего 15 рублей.

Иду обратно, потеряв всякую надежду. В одном из последних кафе по дороге обратно, мои мучения замечает посетитель европейской наружности. Сначала он перевёл мои пожелания на тайский. Чая в кафе, конечно, тоже не оказалось. Но мы разговорились с чуваком. Оказалось, что он из англичанин, долго жил на Фиджи, а теперь владеет отелем на Пхукете. Чувак был очень любезен и провёз меня по разным магазинам, пока в одном не нашелся долгожданный Липтон. В благодарность — реклама его отеля: Fiji Palms Phuket


Стоит отметить, частоту посещений палаты медсёстрами. Они приходили по плану, где-то каждые два — три часа. И ночью тоже. Измеряли температуру, давление, пульс (У доктора потом все данные в виде графиков были). Приходили по двое, по трое, а иногда даже по четверо.

За скоростью подачи лекарства и пузырьками следил прибор. У нас этим обычно занимаются соседи по палате: «— Марья Фёдоровна, у вас капельница заканчивается, пойду позову сестру. — Спасибо, внучек».



День третий
Стало лучше, днём отпустили домой. Выдали очередную порцию лекарств. Очень хорошо, что мы поехали туда, куда сказали в страховой, потому что денег не взяли вообще. Ни за палату, ни за лечение, ни за лекарства. Мы просто встали, собрались и ушли.


День четвертый
Утром валяемся в номере, днём — опять двадцать пять. Ребёнок не ел нормально последние пять дней, только чай пару раз, поэтому похож на узника Бухенвальда. Ребёнка тошнит и он сообщает, что: «мне так плохо, что я сейчас умру». Настроения в семье упаднические, предлагается ехать еще раз в больницу и оставаться там до конца отпуска.

В это время я читаю ту часть книги «Скотт и Амундсен», где рассказывается о первом путешествие Скотта. Скотт, конечно, был мудак, попёрся почти без подготовки, рассчитывая на импровизацию и чуть не угробил компаньонов и себя (это ему успешно удалось со второй попытки), однако упорства и силы воли ему было не занимать. Если бы его не остановил Уилсон, Скотт, скорее всего, шел бы до конца.

Понимаю, что так дальше не пойдёт и начинаю промывать ребёнку мозги. Запрещаю жаловаться, вспоминаю рыбку Дори из Немо: «всё плыть и плыть, всё плыть и плыть». И — срабатывает. Решаем пойти в Дино-парк, где уже были неделю назад. Полтора километра тащу ребёнка на руках «как лялечку», не прекращая промывку мозгов о том, что нельзя себя жалеть и сдаваться. В парке случается чудо — слезает с рук и ходит сама.

Дальше всё потихоньку наладилось, так что конец отпуска был нормальным.

Итого
Болеть на Таиланде после случившегося совершенно не страшно. ERV — хорошая страховая, надо сразу им звонить. Ехать надо туда, куда отправляют, чтобы не остаться без денег.

А за родину обидно очень, что нам мешает не быть мудаками — не понимаю. Я могу поверить, что воровство и коррупция мешает оснастить больницы, но люди почему такие пидорасы-то? Почему медсёстрам надо давать деньги, чтобы нормально укололи? Почему к хирургам без конверта не подойти? Всем лишь бы наебать друг-друга.

Киндергартен

Блин, вот сохраню себе из КУСа письмецо:


Здравствуйте, Михаил.

Я — директор магазина; вы недавно заказывали у нас фотовспышки. Я очень сожалею, что они оказались бракованными. Однако обстоятельства вынуждают меня рассказать эту неприятную историю.

В понедельник, 11 марта, примерно в 10 часов утра, двое сотрудников нашей компании нашли Бориса Реутова с признаками инфаркта. Борис Трофимович — наш лучший менеджер по работе с клиентами; именно он продал вам злосчастные вспышки. Борис был за своми рабочим местом — он только что прочитал ваше письмо, в котором вы требовали с него 140 т. р. Наш бухгалтер Юля немедленно вызвала „скорую”. Затем была 3-я областная больница, срочное диагностическое обследование и вылет первым рейсом в Берлин.

По сути, вы едва не убили человека своим необоснованным требованием к нему. А ведь у Бориса трое детей!

Сейчас Борис находится в Берлине, в больнице рядом с немецким кардиологическим центром. Его состояние нормализовалось, ему срочно нужна операция на сердце. Её стоимость, по минимальной оценке, включая расходы на 27-дневную госпитализацию, составляет 39 тысяч евро. Письмо из клиники в приложении.

Расходы на первичное обследование и перелёт (18 000 + 42 000 р.) я взял на себя. Хуже всего то, что мы (друзья и семья Бориса) не имеем нужной суммы в 1,5 млн рублей. Мы просим вас помочь — деньгами. Вопрос нужно решить до 5 апреля. Мой скайп: ***. Напишите, пожалуйста, когда вам будет удобно обсудить это. Предлагаю во вторник, 2 апреля, до обеда.

С уважением и с надеждой, Сергей Якунин, директор интернет-магазина фототехники „Свешарик”
Подробности: http://artgorbunov.ru/bb/soviet/20130412/

Этот пиздец меня бесит, товарищи. Эта шутка не смешная. Да, блин, критика — это неприятно. Меня, когда критикуют за хуёвую работу, я может тоже хочу приехать в Москву, дать всем пизды, всё сжечь, уволиться, а на обратном пути домой застрелиться. И всё это со слезами на глазах и одновременно.

Но, ёлки-палки, детский сад кончился. Пора понять, что критикуют не вас, а вашу работу, которую вы, извините, сами же хуёво сделали. Извинитесь и переделайте, хватит сопли размазывать.

Переборите, блять, себя, поймите, почему критикуют и придумайте, как быть. Станьте круче. Прыгните выше головы. Это просто переговоры с человеком, который недоволен вашей работой. Успокойте человека (не знаете как — читайте Джима Кемпа) и предложите вариант решения. Плакать, обижаться или получать инфаркт — глупо и смешно.

Тут будет уместно вспомнить недавний пост Лебедева:

У защитников говна есть есть два приема, которыми они всегда пользуются. Первый: "Они же старались, даже то-то сделали, ну да, не все гладко, но ведь есть прекрасные примеры". Второй: "Не нравится - уебывай на свой сраный Запад".

Есть только один критерий по которому можно оценивать работу - результат. Если в студии дизайнер не спал неделю, редкие седые волосы падают с его немытой головы, щеки впали, глаза красные, но при этом страница хуево сверстана, то меня волнует только то, что страница хуево сверстана. Я не готов принимать человеческие страдания за работу. Сделал хуево - переделай. Сделал хуево - хуй тебе, а не оплата.
http://tema.livejournal.com/1346520.html

Давайте уже заканчивать с тупняком, пожалуйста.

P. S.
Кстати некоторые ребята не понимают, что решение ≠ сидеть все выходные на работе и ебашить. Решение — это то, что устроит собеседника. Оно может быть любым. Может вообще делать ничего не надо будет, только договориться надо.

Пример сценария

Еще (раздва) от Артёма я узнал, что мой подход к написанию сценариев, когда в сценарии описаны части интерфейса, например: «Марк подошел к компьютеру и нажал на кнопку включения», не очень хорош. По крайней мере такого стиля избегают в Бюро.

Я и сам так думаю, но когда дело доходит до собственно написания, как-то не очень получается написать абстрактно. Так что я попросил Артёма привести пример. И он привел:

Прием пациента, получение снимка с флюорографа

Участники: Лаборант, Пациент.

Пациент приходит на прием по направлению.

Лаборант ищет карточку Пациента в картотеке, если не находит, заносит в нее персональные данные о Пациенте.


Важно: в определенных ситуациях желательно избежать повторения ввода одних и тех же данных о новых пациентах, например:
стационар: название населенного пункта;
передвижной комплекс: название населенного пункта, место работы, цель обследования.
 

Если карточка Пациента есть в картотеке, Лаборант просматривает краткую информацию о Пациенте. Опрашивает Пациента на предмет обновления персональных данных, при необходимости вносит изменения в карточку.

Лаборант изучает направление и заносит в картотеку информацию о целях обследования — регулярная проверка, профосмотр, диагностика, контроль патологии и т. п.

Лаборант готовит Пациента к снимку, Пациент помещается на подъемник. Выбирает режим съемки (стандартный или специально настроенный).

Проводит съемку.

Просматривает полученный снимок. Если снимок удачный, отпускает Пациента с подъемника, если нет, делает новый снимок с другими настройками.

Сохраняет снимок в картотеке.

После получения снимка одной проекции иногда сразу выполнятся снимок другой проекции для того же пациента (например, фронтальный и боковой снимки). В этом случае Лаборант не вводит заново информацию о целях обследования.


Интересно, что до середины сценария я представлял, что лаборант работает с бумажной картотекой, и только когда он стал делать снимки я вспомнил про ПроСкан (обращаем внимание на год проекта).