Category: медицина

Одонтогенный гайморит и тест «ресурса»

Тут спрашивали, что со мной случилось. Я бы свой диагноз сформулировал как хуй знает почему гайморит. Но к такой понятной формулировке я пришел не сразу.

А дело было так. Жарил я недели три назад шашлык на даче, прослезился от дыма и высморкался, но как-то подозрительно. Ну и забыл об этом происшествии. Правда всё никак не мог высморкаться из правой ноздри с тех пор, но было не до этого — поехали в отпуск (см. тег «Таиланд»).

По приезде всё окей, чувствую себя как обычно, но, сорри за мерзость, из носа стало вонять будто там кто-то сдох. Причём реально так, в радиусе пяти метров ощущается.

Идти на кукушку не хотелось что-то, но помог случай: забыл пристегнуть ребёнка, когда ехали по дворам, хорошо, что медленно, сбоку выскочила тётка, я притормозил, и ребёнок впечатался носом в лобовое окно. Нос не сильно припух, но в больницу поехали. А раз уже в больнице, меня тоже заставили показаться.

С ребёнком всё ок, а вот со мной не очень. Добрая тётя, получив тысячу, говорит, что надо проколоть нос. Ну надо, так надо, согласился. Десять минут Лидокаина и хуякс, хруст костей — готово. Завтра, говорит, ещё раз придёшь на повторение. Инструменты пыток:


На завтра пришел, получил ещё раз и был отправлен к стоматологу, потому что, ребята, как я узнал и был удивлён: от верхних зубов до носа рукой подать. Да и вообще в голове всё рядом. Так что, если гайморит только с одной стороны, то часто выясняется, что это потому, что добрые дантисты прохерачили зуб аж до гайморовой пазухи и что-то там забыли, например пломбировочный материал, но бывает и круче, например — железный имплантант.

Забытое начинает гноиться и — пожалуйста, гайморит. Анатомия:


Стоматолог (знакомый, хороший) сделал рентген и сказал, что всё ок, в нос ничего не попало, но: «там киста, я бы в этот зуб влезла». Ну влезла и влезла, договорились на приём. А зубы, надо сказать, у меня более-менее так, пара пломб и всё.

Сижу дома — звонит стоматолог: «Мы тут с коллегами посмотрели снимки ещё раз и решили, что вам этот зуб надо вырывать, потому что у вас уже гайморит». Охуенно, думаю. На мгновение я почувствовал себя раковым больным, которому сообщили о том, что у него рак. Но в себя пришел, зуб же, пережить можно. Ну надо и надо — договорились.

А, да, а называется всё это одонтогенный гайморит, то есть гайморит из-за зубов. И тут я решаю сделать ресёрч. Завёл блокнотик в Эверноуте, как водится, и пошел гуглить. И — пиздец. Нахожу весёлые вещи. Весьма распространённый способ лечения — радикальная гайморотомия. Можете погуглить сами. Это когда в гайморовой пазухе вырезают дырочку и через неё нахер всё выскребают. Острой ложечкой, сука. А потом отрезают откуда-то слизистую, например от щеки, чтобы ей заделать дырку между ртом и носом. Дырка образуется после удаления зуба, да.

На фоне того, что я изначально ленился на кукушку пойти, контраст нехилый, начинаю переживать. Точнее обсираться, чего уж. Звоню всем, находим телефон заведующего лучшим и единственным отделением в Ростове, где лечат такое. Приезжаю туда и ложусь в больницу.

Вариантов лечения много, но добиться, что мне будут делать ни от кого не могу: врачи бегают туда-сюда, от силы уделяя мне пять минут в коридоре. Иногда, когда ловлю доктора, он мне рассказывает, что вот именно так мне всё и сделают: то есть распилят голову, выскребут и вылечат. Правда возможны рецидивы...

Нахожу, что бывает эндоскопический вариант лечения. Лечащий врач говорит, что это не подойдёт. А заведующий, позже, что они такое вообще не делают тут. Печалюсь. Начинаю всем опять звонить. Все уверяют, что лучше докторов не бывает. Смиряюсь со злой судьбой.

День операции. Операция, говорят простая. Но идея распиливания окошечка в голове меня всё равно не радует. Ещё сосед по палате, которому такое сделали уже, всё в красках описывает другу по телефону. А я слушаю и представляю.

Приходит доктор, чтобы утрясти формальности, и говорит: «Пошли». Иду, значит, я на радикальную гайморотомию. Лечащий врач говорит: «Не переживай, я тебе специально кое что приготовил, сейчас как после 150 грамм коньяка будет состояние». Сажусь, колят — и точно, ещё иглу не вытащили, я уже хороший. Состояние похоже на то, что было со мной, когда, так вышло, я за раз почти в одиночку выкурил два кальяна на вине.

Фото с прямо с места событий:


Заходит заведующий. Фигачит укол. Пара минут. Меня окружают трое. Лечащий врач задирает щеку, заведующий — хуякс и зуба нет. Вообще не больно. Показывают. Вот, говорят, киста удалились вместе с зубом. Проходят две минуты. Поднимают и ведут в палату. Лежи, говорят, два часа.

Лежу. Через десять минут действие наркоты ослабевает. Голова немного кружится, но можно сидеть за компом. Сижу два с половиной часа, работаю. «Когда же самая интересная часть, — думаю, — чего они не приходят пилить?» Решаю, что они забыли. Нахожу доктора, спрашиваю, когда продолжение, два часа, мол, прошло. А он: «А всё. Ты что под наркозом был? Я же тебе сказал, что вместе с зубом всё удалилось. Соустья (то есть отверстия) с пазухой нет. А гайморит он у каждого второго, так его лечи, если будет беспокоит сильно, тогда придёшь и мы всё же сделаем тебе гайморотомию».

Повезло, короче. После этого ещё день полежал и выписался. Почему гайморит у меня никто не сказал пока.

Кстати о боли. Вообще ничего не болело у меня. И даже после удаления зуба не болело. Хз, почему, мне даже доктор сказал, что я везучий молодой человек :-)


А ещё в этот раз я затестил «ресурс». Обычно, когда что-то случается, я на работе рассказываю, что есть проблемы, а в этот раз решил молчать как партизан. Честно говоря, было сложно не проговориться, особенно, когда мне пытались на день операции дать большую задачу с супер жестким дедлайном. Но я стойко молчал и говорил, что к сожалению не могу. И нормалёк, получилось. Думаю о поездке в больницу в бюро узнали из блога.

Фото на память: пишу ведро МГП через 10 минут после удаления зуба, наркоз ещё действует, писать весело.


Ну и напоследок вам чудесный рассказ Антона Павловича Чехова «Хирургия». У меня он есть в виде аудиокниги. Читает Леонтьев, очень рекомендую, отличный чтец: http://ayguo.com/ (крутите вниз).

Земская больница. За отсутствием доктора, уехавшего жениться, больных принимает фельдшер Курятин, толстый человек лет сорока, в поношенной чечунчовой жакетке и в истрепанных триковых брюках. На лице выражение чувства долга и приятности. Между указательным и средним пальцами левой руки — сигара, распространяющая зловоние.
В приемную входит дьячок Вонмигласов, высокий коренастый старик в коричневой рясе и с широким кожаным поясом. Правый глаз с бельмом и полузакрыт, на носу бородавка, похожая издали на большую муху. Секунду дьячок ищет глазами икону и, не найдя таковой, крестится на бутыль с карболовым раствором, потом вынимает из красного платочка просфору и с поклоном кладет ее перед фельдшером.
— А-а-а... мое вам! — зевает фельдшер. — С чем пожаловали?
— С воскресным днем вас, Сергей Кузьмич... К вашей милости... Истинно и правдиво в псалтыри сказано, извините: «Питие мое с плачем растворях». Сел намедни со старухой чай пить и — ни боже мой, ни капельки, ни синь-порох, хоть ложись да помирай... Хлебнешь чуточку — и силы моей нету! А кроме того, что в самом зубе, но и всю эту сторону... Так и ломит, так и ломит! В ухо отдает, извините, словно в нем гвоздик или другой какой предмет: так и стреляет, так и стреляет! Согрешихом и беззаконновахом... Студными бо окалях душу грехми и в лености житие мое иждих... За грехи, Сергей Кузьмич, за грехп! Отец иерей после литургии упрекает: «Косноязычен ты, Ефим, и гугнив стал. Поешь, и ничего у тебя не разберешь». А какое, судите, тут пение, ежели рта раскрыть нельзя, всё распухши, извините, и ночь не спавши...
— М-да... Садитесь... Раскройте рот!
Вонмигласов садится и раскрывает рот.
Курятин хмурится, глядит в рот и среди пожелтевших от времени и табаку зубов усматривает один зуб, украшенный зияющим дуплом.
— Отец диакон велели водку с хреном прикладывать — не помогло. Гликерия Анисимовна, дай бог им здоровья, дали на руку ниточку носить с Афонской горы да велели теплым молоком зуб полоскать, а я, признаться, ниточку-то надел, а в отношении молока не соблюл: бога боюсь, пост...
— Предрассудок... (пауза). Вырвать его нужно, Ефим Михеич!
— Вам лучше знать, Сергей Кузьмич. На то вы и обучены, чтоб это дело понимать как оно есть, что вырвать, а что каплями или прочим чем... На то вы, благодетели, и поставлены, дай бог вам здоровья, чтоб мы за вас денно и нощно, отцы родные... по гроб жизни...
— Пустяки... — скромничает фельдшер, подходя к шкапу и роясь в инструментах. — Хирургия — пустяки... Тут во всем привычка, твердость руки... Раз плюнуть... Намедни тоже, вот как и вы, приезжает в больницу помещик Александр Иваныч Египетский... Тоже с зубом... Человек образованный, обо всем расспрашивает, во всё входит, как и что. Руку пожимает, по имени и отчеству... В Петербурге семь лет жил, всех профессоров перенюхал... Долго мы с ним тут... Христом-богом молит: вырвите вы мне его, Сергей Кузьмич! Отчего же не вырвать? Вырвать можно. Только тут понимать надо, без понятия нельзя... Зубы разные бывают. Один рвешь щипцами, другой козьей ножкой, третий ключом... Кому как.
Фельдшер берет козью ножку, минуту смотрит на нее вопросительно, потом кладет и берет щипцы.
— Ну-с, раскройте рот пошире... — говорит он, подходя с щипцами к дьячку. — Сейчас мы его... тово... Раз плюнуть... Десну подрезать только... тракцию сделать по вертикальной оси... и всё... (подрезывает десну) и всё...
— Благодетели вы наши... Нам, дуракам, и невдомек, а вас господь просветил...
— Не рассуждайте, ежели у вас рот раскрыт...
— Этот легко рвать, а бывает так, что одни только корешки... Этот — раз плюнуть... (накладывает щипцы). Постойте, не дергайтесь... Сидите неподвижно... В мгновение ока... (делает тракцию). Главное, чтоб поглубже взять (тянет)... чтоб коронка не сломалась...
— Отцы наши... Мать пресвятая... Ввв...
— Не тово... не тово... как его? Не хватайте руками! Пустите руки! (тянет). Сейчас... Вот, вот... Дело-то ведь не легкое...
— Отцы... радетели... (кричит). Ангелы! Ого-го... Да дергай же, дергай! Чего пять лет тянешь?
— Дело-то ведь... хирургия... Сразу нельзя... Вот, вот...
Вонмигласов поднимает колени до локтей, шевелит пальцами, выпучивает глаза, прерывисто дышит... На багровом лице его выступает пот, на глазах слезы. Курятин сопит, топчется перед дьячком и тянет... Проходят мучительнейшие полминуты — и щипцы срываются с зуба. Дьячок вскакивает и лезет пальцами в рот. Во рту нащупывает он зуб на старом месте.
— Тянул! — говорит он плачущим и в то же время насмешливым голосом. — Чтоб тебя так на том свете потянуло! Благодарим покорно! Коли не умеешь рвать, так не берись! Света божьего не вижу...
— А ты зачем руками хватаешь? — сердится фельдшер. — Я тяну, а ты мне под руку толкаешь и разные глупые слова.... Дура!
— Сам ты дура!
— Ты думаешь, мужик, легко зуб-то рвать? Возьмись-ка! Это не то, что на колокольню полез да в колокола отбарабанил! (дразнит). «Не умеешь, не умеешь!» Скажи, какой указчик нашелся! Ишь ты... Господину Египетскому, Александру Иванычу, рвал, да и тот ничего, никаких слов... Человек почище тебя, а не хватал руками... Садись! Садись, тебе говорю!
— Света не вижу... Дай дух перевести... Ох! (садится). Не тяни только долго, а дергай. Ты не тяни, а дергай... Сразу!
— Учи ученого! Экий, господи, народ необразованный! Живи вот с этакими... очумеешь! Раскрой рот... (накладывает щипцы). Хирургия, брат, не шутка... Это не на клиросе читать... (делает тракцию). Не дергайся... Зуб, выходит, застарелый, глубоко корни пустил... (тянет). Не шевелись... Так... так... Не шевелись... Ну, ну... (слышен хрустящий звук). Так и знал!
Вонмигласов сидит минуту неподвижно, словно без чувств. Он ошеломлен... Глаза его тупо глядят в пространство, на бледном лице пот.
— Было б мне козьей ножкой... — бормочет фельдшер. — Этакая оказия!
Придя в себя, дьячок сует в рот пальцы и на месте больного зуба находит два торчащих выступа.
— Парршивый чёрт... — выговаривает он. — Насажали вас здесь, иродов, на нашу погибель!
— Поругайся мне еще тут... — бормочет фельдшер, кладя в шкап щипцы. — Невежа... Мало тебя в бурсе березой потчевали... Господин Египетский, Александр Иваныч, в Петербурге лет семь жил... образованность... один костюм рублей сто стоит... да и то не ругался... А ты что за пава такая? Ништо тебе, не околеешь!
Дьячок берет со стола свою просфору и, придерживая щеку рукой, уходит восвояси...

Киндергартен

Блин, вот сохраню себе из КУСа письмецо:


Здравствуйте, Михаил.

Я — директор магазина; вы недавно заказывали у нас фотовспышки. Я очень сожалею, что они оказались бракованными. Однако обстоятельства вынуждают меня рассказать эту неприятную историю.

В понедельник, 11 марта, примерно в 10 часов утра, двое сотрудников нашей компании нашли Бориса Реутова с признаками инфаркта. Борис Трофимович — наш лучший менеджер по работе с клиентами; именно он продал вам злосчастные вспышки. Борис был за своми рабочим местом — он только что прочитал ваше письмо, в котором вы требовали с него 140 т. р. Наш бухгалтер Юля немедленно вызвала „скорую”. Затем была 3-я областная больница, срочное диагностическое обследование и вылет первым рейсом в Берлин.

По сути, вы едва не убили человека своим необоснованным требованием к нему. А ведь у Бориса трое детей!

Сейчас Борис находится в Берлине, в больнице рядом с немецким кардиологическим центром. Его состояние нормализовалось, ему срочно нужна операция на сердце. Её стоимость, по минимальной оценке, включая расходы на 27-дневную госпитализацию, составляет 39 тысяч евро. Письмо из клиники в приложении.

Расходы на первичное обследование и перелёт (18 000 + 42 000 р.) я взял на себя. Хуже всего то, что мы (друзья и семья Бориса) не имеем нужной суммы в 1,5 млн рублей. Мы просим вас помочь — деньгами. Вопрос нужно решить до 5 апреля. Мой скайп: ***. Напишите, пожалуйста, когда вам будет удобно обсудить это. Предлагаю во вторник, 2 апреля, до обеда.

С уважением и с надеждой, Сергей Якунин, директор интернет-магазина фототехники „Свешарик”
Подробности: http://artgorbunov.ru/bb/soviet/20130412/

Этот пиздец меня бесит, товарищи. Эта шутка не смешная. Да, блин, критика — это неприятно. Меня, когда критикуют за хуёвую работу, я может тоже хочу приехать в Москву, дать всем пизды, всё сжечь, уволиться, а на обратном пути домой застрелиться. И всё это со слезами на глазах и одновременно.

Но, ёлки-палки, детский сад кончился. Пора понять, что критикуют не вас, а вашу работу, которую вы, извините, сами же хуёво сделали. Извинитесь и переделайте, хватит сопли размазывать.

Переборите, блять, себя, поймите, почему критикуют и придумайте, как быть. Станьте круче. Прыгните выше головы. Это просто переговоры с человеком, который недоволен вашей работой. Успокойте человека (не знаете как — читайте Джима Кемпа) и предложите вариант решения. Плакать, обижаться или получать инфаркт — глупо и смешно.

Тут будет уместно вспомнить недавний пост Лебедева:

У защитников говна есть есть два приема, которыми они всегда пользуются. Первый: "Они же старались, даже то-то сделали, ну да, не все гладко, но ведь есть прекрасные примеры". Второй: "Не нравится - уебывай на свой сраный Запад".

Есть только один критерий по которому можно оценивать работу - результат. Если в студии дизайнер не спал неделю, редкие седые волосы падают с его немытой головы, щеки впали, глаза красные, но при этом страница хуево сверстана, то меня волнует только то, что страница хуево сверстана. Я не готов принимать человеческие страдания за работу. Сделал хуево - переделай. Сделал хуево - хуй тебе, а не оплата.
http://tema.livejournal.com/1346520.html

Давайте уже заканчивать с тупняком, пожалуйста.

P. S.
Кстати некоторые ребята не понимают, что решение ≠ сидеть все выходные на работе и ебашить. Решение — это то, что устроит собеседника. Оно может быть любым. Может вообще делать ничего не надо будет, только договориться надо.